+7 495 236 98 99пн-пт, в России
+34 669 900 700пн-сб. в Испании
Обратный звонок
Запрос успешно отправлен.
Ваши данные для связи:
Имя
e-mail
Телефон
Тема обращения
Удобное время
08:00-11:00
10:00-13:00
12:00-15:00
14:00-17:00
16:00-19:00
Готово

Дети Чернобыля не хотят идти на войну

Дети Чернобыля не хотят идти на войну 

Одно письмо изменило спокойную жизнь 18-летнего Толи и 16-летнего Юры — двоих ребят, проживающих в Испании, но родившихся на Украине — в стране, ведущей сейчас войну, в которой разговоры о мире пока остаются лишь словами. Киевское правительство требует, чтобы ребята вернулись на свою историческую родину для прохождения обязательной военной службы. Им предписано явиться в соответствующую инстанцию для прохождения медицинского осмотра. После получения уведомления парни лишились сна. В случае пригодности, при отсутствии каких-либо заболеваний, делающих невозможным призыв на военную службу, они будут направлены в учебный лагерь для подготовки к отправке на фронт, где, по данным ООН,  уже погибло почти 5700 человек.

Толя и Юра

Толе 18 лет. Он учится на втором курсе бакалавриата в Уэске. Юре — 16 лет, половину из которых он прожил вместе с Толей и четырьмя испанскими братьями. Его случай аналогичен случаям десятков парней, которые после чернобыльской катастрофы проживают в Испании во время каникул или учебы и которых вынуждают нести военную службу в стране своего происхождения.

В 2014 году Толя получил документ, удостоверяющий, что он проинформирован об обязанности явиться в свою страну для прохождения военной службы. Его украинские родители не приняли письмо, а приемная мать сразу же обратилась за международной защитой несовершеннолетних в Испании. Это разрешает пребывание в стране, как минимум, в течение шести месяцев. «Я не хочу задумываться над тем, как будет решаться этот вопрос, но в настоящее время все очень сложно. Это дети, которые пережили свои собственные драмы и сейчас пребывают в совершенно иной реальности», — рассказывает Адела, испанская мать одного из таких юношей.

Юра проживал в детском доме до первой поездки в Испанию, а когда, после пиренейского отдыха, вернулся в свою страну, то снова попал в государственное учреждение. «Это был кошмар. Его возвращение на Украину стало для нас настоящим ударом. Нам потребовалось три месяца, чтобы прийти в себя», — вспоминает Адела.

Прошлым летом Адела сняла квартиру в Киеве и провела лето со своим названным сыном, как того требует правительство. «Мучительна неопределенность, которую ощущаешь там. Просто представив, что ты должна оставить своего ребенка, пусть и приемного, там, обрекая его на страдания — уже чувствуешь необъяснимую боль. Это разрушает жизнь». Такие семьи, как у Аделы, относятся к Ассоциации поддержки детства Арагона, которая в течение 19 лет принимает детей из Чернобыля. В настоящее время более ста украинских детей в разное время года проживают в семьях этого сообщества.

Славик

Крупнейшая газета Испании, El País, которая публикует эти истории, нашла еще одного героя – гарного хлопца Славика, который, впрочем, давно уже превратился в испанского «чико». Славику страшно, страх иногда парализует его. Понятно, что он не хочет идти на войну и уж тем более кого-то убивать. Он и не представлял, что в 17 лет должен будет взять в руки оружие.

Славик родился на Украине, но уже 13 лет проживает в приемной семье в Барбастро (Уэска), где обучается премудростям электроники. «Война — это то, о чем я много размышлял в последнее время, потому что мы с братьями находимся в призывном возрасте. Я знаю, что не способен отнять жизнь у человека. И нет разницы при этом, за русских он, твой противник, или нет. Когда думаешь о том, что должен отправиться на войну, тебе кажется, что ты в фильме, и все происходит не на самом деле».

Славик считает себя счастливым юношей, хотя его жизнь точно была не из легких. Взгляд со стороны отмечает зрелость, с которой он излагает свои мысли, и прямоту, с которой рассказывает о своем жизненном пути. Он родился в Тарасе, менее чем в 200 километрах от Чернобыльской АЭС, где 26 апреля 1986 года произошла на тот момент одна из крупнейших ядерных аварий в истории планеты, ставшая причиной гибели тридцати и эвакуации более 135 тыс. человек. По словам украинских специалистов, она отразилась на жизни сотен тысяч человек на Украине, в России и Белоруссии — странах, пострадавших от катастрофы.

Когда Славику было четыре года, он вместе с пятью братьями оказался в детском доме. У них было специальное удостоверение жертв ядерной катастрофы, позволявшее им получать продукты и лекарства. «У нас было чуть больше еды и медикаментов, чем у других детей», — говорит он с некоторым удовлетворением.

Она не может и не хочет забыть, как в 4-летнем возрасте впервые оказался в Барбастро: «Даже сегодня мне все еще трудно представить, насколько великодушны мама и папа. Взять в свой дом ребенка, жившего за 4 тыс. км от них, решить отдать ему все, ничего не требуя взамен... Я никогда не смогу отплатить им за то, что они отдали мне». В течение пяти лет его испанские родители приезжали из Барбастро в детдом на Украине, чтобы побыть с ним на каникулах. «Когда я их видел, мои глаза прояснялись. Родители как будто были моим подарком на Рождество. Они сделали все возможное, чтобы воспитать нормального человека».

— Что ты подразумеваешь под «нормальным»?
— Знаю, что, если бы я остался в приюте, моя жизнь была бы такой, как у моих товарищей оттуда. Некоторые из моих сверстников стали алкоголиками, наркоманами, а другие сидят в тюрьме за воровство. Я уверен, что таким был бы и мой путь: я превратился бы в одного из них, преступника.

Юноше исполнится 18 в июне. Когда они в семье задумываются о будущем, голос матери дрожит, выдавая тревогу. «Мы думали, что в тот момент, когда мальчик получит аттестат зрелости, мы сможем представить необходимые документы для его усыновления. Сейчас  проблема в том, что, когда он получит паспорт, ему предположительно запретят выезд с Украины, и он будет вынужден нести военную службу, а потом мы не сможем его усыновить. Единственный выход покончить с этой неопределенностью — получить испанское гражданство. Не хочу думать, что он должен остаться там», — говорит приемная мать Славика. А пока этот юноша, чувствующий себя счастливым в жизни, следит за информацией, приходящей из страны его происхождения, мечтая, чтобы соглашение о прекращении огня стало реальностью. У него только одно желание: «Я хочу остаться нормальным парнем».

Для справки

Чернобыльская катастрофа в апреле 1986 года привела к эвакуации 135 тыс. человек. Многие дети, родившиеся во время и после ядерной катастрофы, частично проживают или проходят обучение в Испании. С тех пор было выявлено 400 тыс. детей с заражением цезием-137 — радиоактивным металлом, который излучала станция.

Киевские власти направили многим из них письма с требованием явиться для прохождения военной службы в армии и борьбы с пророссийскими ополченцами. Принимающие семьи мобилизовали все силы, чтобы попытаться помочь своим приемным сыновьям избежать призыва на военную службу.

Согласно данным ООН, война на востоке страны с апреля прошлого года уже унесла жизни почти 5700 человек.

РК

 

Нужна помощь в Испании? Сервис-центр «Испания по-русски» - это более 100 наименований услуг на родном языке в любом регионе Испании.

+7 495 236 98 99 или +34 669 900 700, info@espanarusa.com

Комментарии

Комментарий удален
Комментарий не опубликован

{{comment.Author.Name}}

{{comment.PostDate}}

Это обязательное поле

Сообщение об ошибке

Ошибка в тексте

Ваше сообщение будет отправлено автору. Спасибо за участие...